Как защитить права женщин во время вооруженных конфликтов?



15 лет назад, в октябре 2000-го, Совет Безопасности ООН принял Резолюцию 1325, где признал важную роль женщин в предупреждении и урегулировании конфликтов с целью поддержания мира и безопасности.

Долгое время для Украины этот документ имел больше теоретическое значение, больше, поскольку мы не думали, что вопрос миротворчества приобретет для нас такую актуальность и остроту. Не задумывались и о том, что украинские женщины вскоре станут участниками военных операций, военными медиками и волонтерами. Не допускали и возможности, что много девушек и женщин окажутся среди жертв войны – со всеми ужасными последствиями. А также столкнутся с необходимостью учиться искусству переговоров, чтобы там, где возможно, постараться восстановить мир бескровным путем.
Насколько для нашей страны сегодня важным является внедрение принципов и положений Резолюции 1325? Каково ее влияние на участие украинских женщин в разворачивании мирных процессов и минимизации последствий военного конфликта? Об этом мы говорим с известной правозащитницей, президентом Международного женского правозащитного центра «Ла Страда-Украина», доктором юридических наук, профессором Екатериной ЛЕВЧЕНКО.

Фото К. Левченко

— Что обусловило принятие резолюции, которая привлекает женщин к предупреждению и урегулированию конфликтов и к миротворчеству?

— Эта резолюция действительно является чрезвычайно важной. Почему она была принята? Потому что в мире в последние десятилетия происходит очень много конфликтов и войн, от которых страдают женщины, особенно, среди мирного населения. Часто они вовлечены в непосредственные военные действия. И в сложных ситуациях, возникающих и во время военного конфликта, и после него, женщины и дети имеют особенные потребности, на которые преимущественно никто не обращает внимания. Женщины становятся жертвами различных видов насилия во время вооруженных конфликтов.

Вместе с тем женский потенциал недостаточно привлечен к процессу миротворчества и к решению конфликтов. И как раз Резолюция 1325 ставит целью, с одной стороны, обратить внимание всех государств на потребности женщин, а с другой — поддержать привлечение женщин к процессу миросозидания и принятия решений.

Могу привести некоторые цифры. За 20 лет в мире – с 1990 до 2010 года было заключено почти 600 разнообразных мирных договоров — двухсторонних и многосторонних, и только в около 100 из них были упомянуты женщины как пострадавшие от конфликта или как те, кто на себе ощущает последствия этого конфликта. То есть внимание на это обращают лишь около 15% соответствующих документов. Еще меньше из них учитывало такие вопросы как насилие над женщинами, в том числе, и сексуальное насилие, во время конфликтов. А мы знаем, что такие практики использовались: изнасилование как средство подчинения другой стороны в конфликте на Балканах, это было в Хорватии, в Косово, в Боснии, а также в африканских конфликтах – в Уганде, в других странах. Но упомянуты эти вопросы были лишь в двух десятках договоров.

Поэтому Совет Безопасности ООН и принял в 2000 году Резолюцию 1325. Затем были приняты еще несколько подобных резолюций.

В частности, Резолюция 1820 – она говорит о необходимости усиления превенции насилия, основывающегося на гендерном признаке. В том числе, предупредить случаи насилия там, где работают миссии по поддержанию порядка. Резолюция также обязала Генерального секретаря ООН представлять ежегодный доклад об имплементации Резолюции 1325.

Была Резолюция 1888 о том, что необходимо назначить специального докладчика по вопросам сексуального насилия во время военных конфликтов и до 2011 года создать экспертную группу, которая работала бы над уменьшением насилия на гендерной основе.
Резолюция 1889 обязала Генерального секретаря ООН разработать стратегию и глобальные индикаторы по имплементации Резолюции 1325. Были еще резолюции 2106, 2122. Например, 2122 говорит о необходимости регулярных консультаций с женщинами. То есть мы видим, что мир развивается и в этом плане, в этом вопросе. Это, к сожалению, такое печальное направление развития современного социума. Но, тем не менее, участие женщин в тех или иных процессах признается важным, они не должны быть лишь пассивными наблюдателями.

— Как Резолюция 1325 имплементируется в нашей стране?

— Она не требует ратификации, ведь не является документом обязующего характера. Хотя и предусматривает, что государства – члены ООН должны разработать национальные планы действий на выполнение этой резолюции. Украина, в конце концов, такой план действий разработала. Должна сказать, что этим занимались не только представители исполнительной власти – Министерства социальной политики, Министерства иностранных дел, Министерства обороны, Министерства внутренних дел, Министерства образования и науки, но и общественных организаций. Есть проект распоряжения Кабинета Министров о Национальном плане действий «Женщины. Мир. Безопасность» на период до 2019 года.
План действий, в частности, предусматривает координацию обучений миротворческого контингента тем вопросам, которые касаются прав женщин во время конфликтов, а также решения конфликтов и предупреждения насилия, в том числе, сексуального. Отдельный раздел – это участие женщин в установлении мира и безопасности. В нем говорится, что необходимо обеспечивать участие женщин в международных миротворческих операциях, в переговорных группах, в многосторонних мероприятиях. Создавать условия для увеличения количества женщин в секторе безопасности, организовывать обучение женщин-медиаторов для участия в переговорном процессе.

Потом есть разделы «Предупреждение конфликтов, их последствий и насилия», «Защита, помощь, реабилитация женщин, пострадавших от конфликтов». А также «Восстановление», потому что у нас война и необходимо не только помогать или предупреждать какие-то насильственные действия, нам нужно будет после войны и освобождения тех или иных территорий их восстанавливать.

Сегодня уже многие страны мира имеют национальные планы действий на выполнение Резолюции 1325. Даже те, у которых нет войны и конфликтов. Например, Финляндия уделяет этим вопросам большое внимание, оказывая помощь затем третьим государствам, в которых есть конфликты. Но Украина является единственной страной, которая разработала этот план действий во время военного конфликта.

— Ситуация на востоке Украины и та, что образовалась в связи с аннексией Крыма, наверное, и подтолкнула Украину к соответствующим действиям.

— Да, она подтолкнула. Но эксперты женских организаций, Гендерной стратегической платформы говорили о необходимости создания таких планов еще до того, как начались эти конфликтные действия. Так, в октябре 2013 года организация «ООН Женщины» проводила в Алматы (Казахстан) региональную конференцию по выполнению Резолюции 1325. Я и еще несколько специалистов из Украины принимали в ней участие. И мы говорили о том, что в мирной ситуации такой план действий также нужен, ведь нужно быть готовыми к разному развитию событий. И вышло так, что вскоре ситуация в Украине уже была совсем не мирной.

— Какой реально может быть роль украинских женщин в урегулировании конфликта на Донбассе и ситуации с аннексией Крыма?

— О чем мы говорим, когда упоминаем участие украинских женщин в миросозидании? Прежде всего, об их непосредственных действиях в предупреждении и урегулировании конфликтов. И это справедливо. Например, Уполномоченный Президента Украины по вопросам мирного урегулирования ситуации в Донецкой и Луганской областях – женщина, это Ирина Геращенко. Мы знаем, как она много делает для улучшения непростой обстановки на востоке Украины, для оказания гуманитарной помощи гражданам, оставшимся на оккупированной территории.

Есть женщины, которые привлечены к тем или иным переговорным процессам. Это касается и депутаток Верховной Рады, и общественных деятельниц, и волонтеров и пр. Посмотрите на волонтерское движение – женщины играют в нем огромную роль.

Но миросозидание нельзя сводить лишь к процессам дипломатических переговоров. Не надо думать, что это процесс, который происходит на верхушке политической системы. Мир начинается с уменьшения уровня конфликтов на социальной и бытовой почве, с преодоления психологической настроенности на определенные обострения.

Что такое конфликт? Это путь решения той или иной проблемной ситуации. Он может быть решен мирным путем, путем переговоров, консенсуса, взаимоуважения, даже если каждая сторона останется при своем мнении. А может получиться и так, что конфликт будет решаться насильственным путем. Сегодня, к сожалению, наш правозащитный женский центр «Ла Страда-Украина» фиксирует возрастание уровня агрессии и насилия в обществе – по количеству телефонных звонков на нашу «горячую линию» 0 800 500 335. Это тревожная ситуация.

— Вы уже упоминали, что одним из путей решения конфликта является медиация. Нужна ли для этого специальная подготовка?

— В демократическом мире считается, что это не просто один из путей, а лучший, более приемлемый путь выхода из конфликтной ситуации. Резолюция 1325 как раз и призывает к тому, чтобы как можно больше женщин подключались к посредничеству, к медиации.
Именно с этой целью еще летом текущего года Центр «Ла Страда-Украина» при поддержке Посольства Великобритании в Украине начал реализовывать Проект «Развитие мира, профилактика и решение конфликта с использованием медиации в группах и общинах, пострадавших от конфликта, особенно среди женщин и девушек – внутренне перемещенных лиц (ВПЛ)». Программа направлена на снижение напряженности и улучшение диалога и взаимопонимания между различными группами в Украине и, в частности, группами, которые подверглись влиянию вооруженного конфликта, и общинами, в том числе, вынужденными переселенцами.

Среди целей проекта – осуществление мероприятий по медиации и решению конфликтов в средних учебных заведениях для того, чтобы уменьшить изоляцию/маргинализацию женщин и девушек ВПЛ, пострадавших от гендерного насилия в результате вооруженного конфликта на востоке Украины, предоставить им знания и возможности для активного участия в миросозидании. Также важно внедрять и медиационные программы в учреждениях образования для юношей и мужчин с целью промоции соблюдения прав человека и решения проблем гендерного насилия.

Мы начали подготовку школьных медиаторов, медиаторов для общин. Тренинговая программа завершена и 75 человек получили сертификаты. Тут наша общая программа с Министерством образования и науки, ведь в дальнейшем много медиаторов будут работать в школьных учреждениях, а также с Всеукраинским научно-методическим центром практической психологии и социальной работы Академии педагогических наук Украины, который лидирует в методическом обеспечении деятельности педагогических работников в этой сфере.

— Среди волонтеров, помогающих украинской армии, немало женщин. Также они активно помогают в решении социальных вопросов на востоке страны. А с ВПЛ вообще преимущественно работают женщины. Почему же они не представлены на высшем уровне в решении военного конфликта на переговорах в Минске?

— Нельзя сказать, что они совсем там не представлены. Конечно, в рабочих группах работают и женщины, но их представительство не слишком широкое. Женщины – активная часть украинского общества, но их не очень допускают на те уровни, где принимаются решения. В том числе, и на дипломатический уровень.

Это не рядовой вопрос, его нужно решать. Общественные женские организации стараются менять общественное мнение, в том числе, и при поддержке СМИ. И 30-процентные квоты для женщин на местных выборах, которые введены в этом году, с моей точки зрения, очень положительный шаг. Ведь квота – это не проявление слабости, это инструмент обеспечения участия.

— Резолюция 1325 призвана объединить всех женщин мира ради миросозидания и решения конфликтов. Как российские женщины реагируют на ситуацию на Донбассе? И солидаризуются ли они с украинскими женщинами во имя достижения мира в этом регионе?

— Сразу скажу, что они реагируют по-разному. Я недавно была в Варшаве на ежегодной конференции ОБСЕ по человеческому измерению. Представители нашей делегации говорили в выступлениях о ситуации в Украине, ситуации на Донбассе, ситуации с женщинами, с насилием и пр. Официальные представители Российской Федерации вообще отрицают очевидные факты, начиная с присутствия российских военных на территории Украины. Мы попытались неформально пообщаться с ними, но разговор не получился.

С другой стороны, начался общественный диалог между женщинами Украины и России, его первый раунд прошел пару недель назад. Были представительницы общественных организаций РФ, я не буду их называть из-за проблем их безопасности. Но желание работать с собственным обществом у них есть.

Мы говорили о необходимости создания «общественного Минска», и это было бы очень хорошо. На многих международных мероприятиях параллельно с государственными делегациями работают делегации от общественных организаций, которые также находят точки и пути взаимопонимания.

— Как на российскую агрессию по отношению к Украине реагируют международные женские организации и женские организации стран мира?

— Украинская позиция получила поддержку очень многих организаций. Например, Международного совета женщин, Международной ассоциации «Ла Страда», европейской сети WAVE – «Женщины против насилия» и других.

Мы общаемся очень активно с общественными организациями разных стран, ведь для них важно получение правдивой информации из первых рук. Понятно, что европейские страны вне постсоветского пространства имеют более неупрежденную информацию. Но уровень российской пропаганды в Европе, как и в Украине, а он весьма высок, играет свою недобрую роль. Поэтому необходимо использовать любые возможности, в частности, и международные мероприятия, чтобы отстаивать украинскую позицию. И женщины справляются с этой работой очень хорошо.

Владимир ДОБРОТА,
Национальный пресс-клуб «Украинская перспектива»




Эта запись была опубликована 30.10.2015в 22:35. В рубриках: Украина. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты.

Комментарии к записи Как защитить права женщин во время вооруженных конфликтов? отключены

Комментарии закрыты.