Потекут ли молочные реки в цивилизованном русле?



Недавно на рассмотрение Верховной Рады подан законопроект №1368 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно улучшения условий для ведения сельского хозяйства».

Документом, в частности, предусматривается внести изменения и дополнения в действующий закон «О молоке и молокопродуктах», и, благодаря этому, посодействовать детенизации отечественного молочного сектора.

Молочные реки с породистыми коровами

Однако ряд специалистов сомневаются в целесообразности принятия упомянутого законопроекта и убеждены, что он не только не улучшит дело, а, наоборот, существенно усложнит его. Такого мнения, в частности, придерживаются Елизавета СВЯТКОВСКАЯ, менеджер по вопросам взаимодействия с органами государственной власти в АПК компании «Данон», и Михаил ПАВЛИЧЕНКО, координатор развития молочного сектора, Международная финансовая корпорация (IFC, Группа Всемирного банка), Проект «Развитие агрофинансирования в Украине».


Е.Святковская

Елизавета Святковская

– Чем обусловлена потребность в разработке законопроекта?

Святковская: – У молочной отрасли такой потребности нет. Те предложения, которые заложены в самом законопроекте, никоим образом не посодействуют ее развитию.
Проблемы задекларированы правильно. Действительно, в Украине есть теневой рынок молока. С ним нужно бороться. Есть вопросы качества, есть проблемы с организацией работы сдатчиков молока, оформлением долгосрочных, понятных и легальных отношений с ними. Но данный законопроект не предусматривает ни одной нормы, которая бы эти проблема решала.

– В упомянутом законопроекте содержится положение, согласно с которым перерабатывающее предприятие должно осуществлять закупку молока лишь напрямую в личных крестьянских хозяйствах. То есть, переработчики лишаются возможности закупать его у посредников. Как вы оцениваете это новшество?

Святковская: – Сложность состоит в том, что в Украине более 2 млн. хозяйств, которые сдают молоко. И заключить с ними всеми договора – чрезвычайно проблематично. Вопрос еще и в том, заинтересованы ли сами сдатчики молока в заключении таких договоров.

Например, компания «Данон» не работает с единоличниками, потому что это достаточно сложная схема, требующая чрезвычайно высоких затрат. Если ездить молоковозами и собирать от каждого двора по ведру молока, это существенно удорожает его, возникают вопросы качества этого сырья. Поэтому мы пошли другим путем – активно содействуем созданию и развитию сельскохозяйственных обслуживающих кооперативов. Объясняем людям, как можно работать эффективно, расширять производство, помогаем увеличивать поголовье стада, направляем крестьян на создание семейных ферм.

Мы считаем, что выгода в работе с кооперативами, прежде всего, заключается в солидарной ответственности. То есть, люди контролируют друг друга. Они знают, что им платят за партию молока. Поэтому и заинтересованы, чтобы оно было качественным. Если молоко не будет соответствовать стандартам, если в нем обнаружатся антибиотики, мы его не примем. Значит, убытки понесут все крестьяне – и те, кто сдал некачественное молоко, и те, кто сдал качественное.

В кооперативе люди работают более слаженно. Это позволяет нам получать качественное сырье, которое мы стимулируем более высокими ценами. То есть, выгода обоюдная.
Но законопроект, в случае принятия его Верховной Радой, сделает невозможной нашу работу с обслуживающими кооперативами, которые в таком случае с юридической точки зрения выглядят как посредники, что на самом деле не так. Обслуживающие кооперативы – это объединение реальных производителей молока, которые самостоятельно не смогли бы ни улучшить его качества, ни увеличить эффективность производства. При нынешнем раздробленном производстве молока определенный организатор на рынке должен быть. И не всегда молокоперерабатывающее предприятие может брать на себя такую функцию. Его задача заключается в производстве конечной молочной продукции, а не в организации единоличников для какой-то более эффективной формы работы.


Михаил Павличенко

Михаил Павличенко

Павличенко: – Вопрос кооперации населения исключительно важный. Ведь социальная ситуация на селе остается очень острой. Абсолютное большинство сельского населения является безработным. По моим оценкам, это более 70%.

Для решения этих вопросов есть два пути: кооперация населения и создание мелких семейных ферм на базе личных крестьянских хозяйств. И тот, и другой вопрос люди самостоятельно решить не могут. Прогресс развития кооперативов и семейных ферм и до сих пор был очень медленным, а теперь он фактически остановился. Законопроект №1368 не только не содействует развитию кооперации, но и уничтожает то положительное, что уже создано.

Молочные обслуживающие кооперативы должны оставаться полноценными операторами молочного рынка.

– Если все понимают важность работы посредника на рынке молока, то зачем в законопроекте предлагают статью, направленную против него?

Павличенко: – Я думаю, ее предложили с целью упразднения различных нарушений и злоупотреблений на рынке, к которым имеют отношение некоторые посредники. Хотя сам по себе посредник для рыночной среды – вполне нормальное явление. Просто у нас несколько искривленный рынок, потому и спекуляции. Но ведь получается, что вместе с водой можно выплеснуть и младенца.

Чем больше мы будем вводить запретов, тем больше будем загонять людей в тень. Если у нас есть недобросовестные посредники, если есть какие-то договоренности между операторами рынка, то с этим нужно бороться, используя возможности действующего законодательства, но не прямыми запретами. К тому же, как уже отмечалось, предложенный запрет посредничества фактически уничтожает не только частных посредников, но и молочные обслуживающие кооперативы.

Святковская: – Думаю, если этот законопроект будет принят, то проблемы возникнут, прежде всего, у тех, кто работает легально, кто, как и мы, занимается развитием кооперативов. А у серых посредников, которые безо всяких документов собирают молоко, пренебрегают его качеством, таких трудностей не возникнет. Ведь для серого рынка законы не писаны. И этот закон их не уничтожит. Тут надо подключать иные механизмы, которые зависят от уровня развития рынка и общей экономической ситуации.

– В законопроекте №1368 также отмечается: «перерабатывающее предприятие при закупке молока и молочного сырья обязано выдавать продавцу расчетный документ в форме и в порядке, определенном Кабинетом Министров Украины». Чем это угрожает переработчикам молока?

Павличенко: – Как работает молокоприемный пункт? Ежедневно люди сдают молоко, и оператор (приемщик) делает соответствующие записи в журнале учета. То есть, я сдаю молоко, но у меня на руках не остается никакого документального свидетельства, все делается на доверии. В принципе, это не совсем правильно. И никто бы не возражал, если бы мы сказали – дайте человеку расписку, которая бы удостоверяла, что он принес сегодня 10 или 20, или 50 литров молока. Но ведь в законопроекте речь идет о расчетном документе. Другими словами, о документе, который удостоверяет факт расчета «при закупке молока». То есть, получается, ежедневно? Если это так, то как это осуществить практически?

Сейчас переработчики обычно за молоко рассчитываются дважды в месяц, некоторые – раз в месяц. Подобная практика имеет место и в других странах. И это связано с технологией переработки и реализации молока, ведь переработчик тоже не имеет ежедневного денежного потока. Например, с сетями супермаркетов расчеты происходят или раз в месяц, или и того реже.

Конечно, было бы хорошо, если бы люди ежедневно могли получать деньги за сданное молоко. Но если мы выдвинем такое требование, то наши переработчики будут вынуждены глубже закредитоваться, чтобы увеличить объем оборотных средств. Наконец, это скажется на цене готовой продукции, то есть, не только ударит по нашим кошелькам, но и снизит конкурентоспособность отечественной молочной продукции. Следствием будет потеря украинскими переработчиками части своих рынков сбыта. Тогда упадет и спрос на сырое молоко, а за ним уменьшатся и закупочные цены. Этого ли мы желаем?

Святковская: – Тогда произойдет переориентация на крупные фермы, где вопрос расчетов решается проще. Остальные поставщики могут просто уйти в тень. А это еще больше усилит позиции серого рынка молока.

Павличенко: – И социальную ситуацию на селе еще более обострит. Кроме того, еще и добавит чисто технические проблемы. Ведь даже если взять кредит, чтобы ежедневно выдавать людям деньги за сданное молоко, придется обеспечивать доставку денег, их хранение, оформлять огромный объем дополнительных документов. Все это потребует дополнительных затрат и организационных усилий.

– Министерство аграрной политики и продовольствия готовит новую программу развития украинского села до 2020 года. Она, в частности, предусматривает содействие в создании сельскохозяйственных обслуживающих кооперативов, в том числе, и молочных. Не возникнут ли тут противоречия?

Павличенко: – Скорее всего, разработчик законопроекта даже не подумал о том, что такое противоречие может возникнуть. Но оно есть! Более того, предложенная норма противоречит государственной политике, направленной на содействие кооперации. И государство, и сами крестьяне заинтересованы в создании новых и дальнейшем развитии существующих обслуживающих кооперативов.

– В каких регионах преимущественно работают молочные обслуживающие кооперативы, созданные при содействии «Данон»?

Святковская: – Преимущественно кооперативы, созданные при содействии «Данон», работают в зоне сбора молока наших молокоперерабатывающих заводов. Мы создавали их в Николаевской, Херсонской, Полтавской, Запорожской, Днепропетровской областях. С 19 кооперативами поддерживаем тесные отношения и сейчас.

Хочу подчеркнуть, что речь идет о социальном проекте. Его мы осуществляем совместно с Международной благотворительной организацией «Добробут громад», которая занимается устойчивым развитием сельских территорий, а также при поддержке «Экосистем Фонда Данон» и «Хейфер Интернэшнл» (США), Канадского агентства международного развития (CIDA). В ряде областей своими бюджетными средствами к нам присоединяются и местные органы власти.
Мы, в частности, помогаем в техническом оснащении кооперативов, подготовке их специалистов и пр. И делаем все это бесплатно для них. Единственное требование, которое мы к ним выдвигаем, это обеспечить в дальнейшем сотрудничестве высокое качество молока.

– Какова перспектива поддержки этого законопроекта Верховной Радой?

Святковская: – К сожалению, в Верховной Раде появляется много хаотических законопроектов, которые выглядят достаточно популистскими. Часть из них предлагает зафиксировать цену на молоко в законодательном порядке. Хотя часто подобные предложения ничего общего не имеют с рыночной экономикой. Законодатели должны разрабатывать стратегические подходы к развитию отрасли, принимать комплексные программы, которые могут улучшить ситуацию на селе.

Давайте посмотрим на опыт Польши. Когда она стала членом Евросоюза, то получила соответствующие средства на развитие молочной отрасли. Некоторые говорят: деньги все решили. На самом деле, это не совсем так. Там очень много мелких фермеров, которые приложили немало усилий, чтобы найти свою нишу в сельской экономике, повысить эффективность, в том числе, и животноводческой отрасли.

Я была в одном семейном хозяйстве, которое за несколько лет увеличило поголовье с 10 до 150 коров. Оно имело льготные кредиты, ему помогали типовыми программами. Кстати, это хозяйство также является поставщиком молока для «Данон» в Польше. Поэтому в этой помощи был задействован и «Данон». Но, прежде всего, было желание и понимание самой этой семьи – что они делают и для чего. Они нашли ресурсы, нашли людей, которые помогли им.
Поэтому вопрос не только в деньгах. Главное – бизнес инициатива и создание на законодательном уровне благоприятной бизнес среды.

– Вписывается ли законопроект в наши евроинтеграционные намерения, поскольку в ЕС сельскохозяйственным обслуживающим кооперативам придают большое значение?

Павличенко: – Нет, не вписывается. Кроме того, нужно понимать, что если этот законопроект будет принят в нынешнем виде, то на практике мало что изменится. Ведь коровы не перестанут доиться, а это значит, что украинские крестьяне будут заинтересованы продавать молоко, и будут искать для этого обходные пути. Так же, как и переработчики, которым это молоко нужно. Но это не европейские подходы.

Нежизнеспособные и неэффективные законодательные нормы рано или поздно будут отменены. Но мы понесем существенные потери – мы потеряем время и испортим имидж нашего государства.

Святковская: – У нас есть надежда, что зона свободной торговли с Европой будет актуальной и для производителей молока. И рано или поздно мы смогли бы поставлять продукцию на европейский рынок. Собственно, кооперативы предоставляли бы такую возможность. Ведь они обеспечивают контролированное качество и безопасность сырья. Это то, что больше всего ценится в Евросоюзе.

Если же кооперативы устранят с отечественного молочного рынка, и значительное количество молока будет поставляться единоличниками, то вопрос нашего экспорта молочных продуктов в Европу можно будет закрывать.

Надеюсь, мы не пойдем этим ошибочным путем. Более того, есть надежда, что депутаты новой Верховной Рады будут принимать действительно стратегические решения во благо украинского села. Наши специалисты всегда готовы присоединяться к такой работе и делиться существующими информационными, аналитическими ресурсами, международным опытом.

Николай ЛУГОВОЙ,
Национальный пресс-клуб «Украинская перспектива»




Эта запись была опубликована 13.01.2015в 19:33. В рубриках: Украина. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты.

Комментарии к записи Потекут ли молочные реки в цивилизованном русле? отключены

Комментарии закрыты.