В конце 2021 года Государственное бюро расследований объявило Порошенко подозрение в госизмене и содействии террористическим организациям. Порошенко и другие фигуранты подозреваются в том, что они за государственные средства покупали у ОРДЛО уголь.

Обвинение серьезное. Статьи “государственная измена” и “содействие деятельности террористических организаций”, которые инкриминируют пятому президенту, предусматривают до 15 лет лишения свободы. Но есть ли предпосылки для возбуждения уголовного дела по этому поводу? давайте разберемся.

По данным следствия, в течение 2014-2015 годов оккупационным властям было передано более 200 млн гривен, всего же схема стоила госбюджету около 1,5 млрд гривен. В подозрении Порошенко говорится, что самопровозглашенные “ЛНР” и “ДНР” получали от Украины наличные.

“Мы действительно будем покупать у государственных предприятий, в том числе добывающих уголь на временно оккупированной территории с контролем того, что эти деньги используются исключительно на заработную плату шахтерам – украинским гражданам. Здесь не задействована валюта, потому что поставляется уголь напрямую на электростанции”, – заявил Порошенко в 2014 году.

Закупка продолжалась до февраля 2017 года.

Однако, никто не указывает, что конкретно нарушили фигуранты дела Порошенко-Медведчук? А на это не мешало бы обратить внимание. Возможно в Печерском суде поставят точки над “і” в этом деле.

Следует напомнить, что с началом войны на Донбассе, там продолжали работать украинские предприятия, которые отчитывались перед украинскими органами, платили людям зарплаты, а налоги собирали в бюджет Украины. Понемногу боевики “отжимали” бизнес у украинских предпринимателей. Один из последних “оставил окопы” Ринат Ахметов – у него в феврале 2017 года боевики отобрали три оставшихся там предприятия.

Обратите внимание, на вменяемые Петру Порошенко даты – до февраля 2017 года.

Своим указом он ввел решение СНБО, узаконив запрет на торговлю с ОРДЛО: “Ввести в действие решение СНБО Украины от 15 марта 2017 года “О неотложных дополнительных мерах по противодействию гибридным угрозам национальной безопасности Украины”. Документ предписывал временно, до реализации пунктов 1-2 Комплекса мер по выполнению Минских договоренностей от 12 февраля 2015 года, а также до возвращения под украинскую юрисдикцию захваченных боевиками террористических группировок “ДНР” и “ЛНР” предприятий, прекратить перемещение грузов через линию соприкосновения.

Таким образом, юридические последствия может иметь лишь торговля с ОРДЛО, производившаяся после опубликования данного указа – с середины марта 2017 года.

События тех дней, когда официально была поставлена точка легальной торговле с “ЛДНР”

С лета 2016 года общественность и добробаты начали блокирование транспортных потоков с Донбасса, требуя законодательно прекратить “торговлю на крови”.

В 2017 году, после опубликования вышеназванного указа, нардеп от “Самопомочі” Семен Семенченко, координировавший блокаду, отметил, что появились предпосылки для запрета торговли с “ЛНР” и “ДНР”. Он также заявил: “На сегодняшний день есть серьезные результаты по укреплению национальной безопасности и нашей экономики. В частности, в результате наших действий вдвое сокращено потребление антрацитового угля, которое ранее закупалось у оккупанта, что пополняло его бюджет, это первое. Во-вторых – начались закупки угля в США, стране, которая не воюет с Украиной. И третье: все говорили о том, что будет высокий курс доллара, что наша экономика упадет, что наш ВВП снизится. Но случилось наоборот, доллар упал на две гривны, ВВП увеличился, мы видим, что никакого коллапса у нас нет, наоборот, работа “Энергоатома” увеличилась, соответственно, увеличился и экспорт электроэнергии за границу. Более того, мы видим, что прекратилось финансирование оккупанта”

Он подчеркнул, что активисты переходят ко второму этапу блокады.

“Сейчас мы переходим ко второму этапу. Мы должны заставить Ахметова прекратить финансирование террористов, мы должны положить конец грабительскому тарифу “Роттердам плюс”… За лето мы серьезно накопили силы, открыли ряд лагерей вдоль российской границы и готовы, если государство и впредь будет бездействовать в деле укрепления нашей обороноспособности, действовать как представители гражданского общества”, – рассказал депутат.

26 декабря 2016 года ветераны добробатов объявили о начале блокады “ЛДНР”, требуя освобождения заложников. В связи с этим Украина перестала получать уголь и другие товары с оккупированных территорий.

27 февраля 2017 главари “ЛДНР” Александр Захарченко и Игорь Плотницкий пригрозили ввести “внешнее управление” на украинских предприятиях, работающих на оккупированных территориях, если до 1 марта не будет снята товарная блокада ОРДЛО, после чего за несколько дней боевики захватили более 40 предприятий украинской юрисдикции.

15 марта 2017 Совет национальной безопасности Украины принял решение о временной полной остановке транспортного сообщения с оккупированными территориями Донецкой и Луганской областей, за исключением гуманитарных грузов.

13 июня 2017 штаб блокады торговли с оккупантами объявил о мобилизации активистов для начала активной фазы второго этапа блокады. В штабе отметили, что 26 мая поставили правительству ультиматум, однако требования протестующих не были удовлетворены. Активисты потребовали “немедленного принятия правительством постановления о запрете закупки российского угля, а также начала процесса национализации российского бизнеса на территории Украины”.

Читайте также:
Порошенко прибыл в Киев — к 11:00 в суд

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

8 + 11 =