Ср. Ноя 30th, 2022

База США в Восточной Сирии

Всплеск российских и иранских маневров, направленных против интересов США на Ближнем Востоке, вынудил нового американского военного командующего в регионе заранее задуматься о том, как восстановить систему сдерживания, не разжигая более широкий конфликт — извечную проблему, которая приобрела новую актуальность на фоне глобальной нестабильности, вызванной войной Кремля в Украине.

Генерал армии США Майкл Эрик Курилла, который этой весной возглавил Центральное командование США, в конце июня встретился с десятками из примерно 300 солдат, сил специальных операций и иностранных стажеров, дислоцированных на этой обширной базе в восточной Сирии. Визит на высоком уровне состоялся всего через несколько дней после того, как российские истребители атаковали боевой пост сирийской оппозиции в гарнизоне. По словам американского военного представителя, российские военные, сославшись на предполагаемый взрыв автомобиля, в результате которого, по их утверждениям, были ранены сирийские правительственные войска, уведомили американцев о своих намерениях за 35 минут до этого.

Администрация Байдена контролирует уникальный момент, поскольку знакомые угрозы, подобные тем, которые исходят от Ирана и его марионеток, в некотором смысле были омрачены агрессивной позицией России по отношению к Европе и стремлением Китая к региональному доминированию в Тихом океане. Пока правительство США пытается изменить приоритеты, ключевые ближневосточные союзники, включая Саудовскую Аравию, Объединенные Арабские Эмираты и Израиль, проявляют нетерпение, остро осознавая, что внимание и военный капитал Вашингтона отвлекаются на что-то другое.

Это придало новую актуальность классической стратегической проблеме: сколько атак готовы терпеть Соединенные Штаты и как они могут удержать противников от проверки “красных линий” Вашингтона?

“Самый большой вопрос, с которым приходится сталкиваться политикам США, заключается в том, в какой-то момент эмиратцы, саудовцы, израильтяне и другие ближневосточные союзники, если они не верят, что Соединенные Штаты собираются сдерживать Иран самостоятельно, сами начнут искать способы сдерживания Ирана?», — сказал Рафаэль С. Коэн, занимающийся исследованиями военной стратегии и доктрины в корпорации RAND.

В ходе российского удара по Танфу никто из американских военнослужащих не пострадал. Но это было слабым утешением для Куриллы, который охарактеризовал инцидент как часть более широкой попытки противников США утвердить господство в регионе, делая ставку на то, что Соединенные Штаты не предпримут кинетический ответ.

«Они будут стремиться к тому, что, по их мнению, будет ограничивать наши возможности, а затем восстановят наши красные линии», — сказал Курилла собравшимся под ярким утренним солнцем пустыни.

«Мы готовы сорваться с поводка, когда придет время», — вмешался один из американских военнослужащих.

«Не сомневаюсь», ответил генерал, расплывшись в улыбке.

В июне было несколько случаев того, что американские военные осудили как «провокационные», «эскалационные» или «небезопасные и непрофессиональные» действия России и Ирана.

В дополнение к удару здесь, в Танфе, официальные лица США заявили, что они задокументировали, как российские самолеты угрожали американским военным самолетам над Сирией посредством маневров, которые не соответствовали давно установленным протоколам по урегулированию конфликтов, требующим, чтобы обе стороны соглашались, а не просто предупреждали друг друга о запланированных операциях. Это может поставить под угрозу персонал или интересы любой из стран.

Временные укрепления

Столкновение с Россией совпало с эскалацией провокаций со стороны Ирана и его марионеток, в том числе с недавним промахом в море, когда быстроходные катера Тегеранского Корпуса стражей исламской революции подкрались к американским судам в Персидском заливе, приблизившись на 50 метров до одного из них. Ранее в этом году Пентагон принял меры в ответ на нападения, организованные связанными с Ираном повстанцами в Йемене и направленные против войск США и ОАЭ на базе к югу от Абу-Даби.

Иран, самый грозный соперник США на Ближнем Востоке, долгое время был предметом озабоченности командования CENTCOM. Курилла, который провел большую часть весны, путешествуя по региону и встречаясь с иностранными коллегами, зациклен на агрессивной деятельности, которая сошла с рук Тегерану, и часто ссылается на недавний анализ новостей NBC, который насчитал 29 атак на объекты США с октября, которым не был дан силовой ответ.

Гарнизон Танф, расположенный вдоль границ Сирии с Иорданией и Ираком, до сих пор носит шрамы от октябрьского нападения иранских боевиков. Следы ударов беспилотников по комплексу видны на здании рядом с командным центром вооруженных сил США, где на доске регистрируются недавние инциденты в 35-мильной деконфликтной зоне, которая его окружает. Карта местности от пола до потолка точно показывает, какие части территории эти угрозы сделали уязвимыми.

Официальные лица говорят, что у американских вооруженных сил здесь достаточно огневой мощи, чтобы отразить нападение: есть бронетехника и две высокомобильные артиллерийские ракетные системы HIMARS с дальностью действия достаточной, чтобы поразить все, что вторгается в зону деконфликта. Но большую часть времени, как и в случае с активами США в других частях региона, они остаются неиспользованными, потому что предполагаемая опасность силового ответа считается слишком высокой.

«Последнее, что мы хотим сделать, — это начать конфликт с Россией прямо сейчас», — сказал Курилла войскам в гарнизоне. Но, добавил он, «мы будем защищаться… Мы без колебаний ответим».

Агрессивные действия России против Соединенных Штатов только усложнили балансирование на Ближнем Востоке, которое в последние годы диктовало, как американские военные управляют своими интересами.

«Иран регулярно пытается проверить, где могут быть американские красные линии, и продвигаться к ним», — сказал Уильям Векслер, директор ближневосточных программ Атлантического совета и бывший высокопоставленный чиновник Пентагона. «Они пытаются установить общепринятый набор моделей поведения, которые работают в их пользу… и мы, по сути, в значительной степени приняли эти пагубные нормы поведения в нескольких администрациях».

«Чтобы красные линии работали, должна действовать одна из двух динамик. Во-первых, мы понимаем наши собственные красные линии с большой спецификой внутри и очень четко сообщаем об этом извне», — сказал Векслер. «Второй способ заключается в том, что если у вас есть определенная степень подавляющей силы, у вас может быть и определенная степень стратегической неопределенности. Но я боюсь, что те дни остались позади для Соединенных Штатов… Страх перед американской мощью исчез за последние 20 лет».

В частности, на Ближнем Востоке Соединенные Штаты сокращают свое присутствие после десятилетий войны в Афганистане и Ираке. Эксперты говорят, что это дает противникам возможность проявить гибкость и показать, что они являются силой, с которой нужно считаться.

В случае с Россией очевидным фактором напряженности в отношениях с США является война на Украине. Кремль в ярости из-за усилий США по сдерживанию Москвы и вооружению Киева, а его лидеры, по словам аналитиков, обеспокоены потерей влияния в других странах мира. Курилла приписал возросшую браваду России в Сирии генерал-полковнику Александру Чайко, который вернулся на Ближний Восток после недолгого пребывания в должности командующего российскими войсками в Украине.

«Чего мы не знаем, так это того, что он собака – без поводка, пытающаяся восстановить свои амбиции, – сказал Курилла, обращаясь к американским войскам в Танфе. – В чем причина такого более агрессивного поведения?»

Есть вопросы и о том, что движет эскалацией атак, поддерживаемых Ираном. Как правило, они совпадают со срывами усилий по возрождению международного соглашения по сдерживанию ядерных амбиций Тегерана. Инцидент в Персидском заливе также тесно связан с введением Соединенными Штатами новых санкций против иранских нефтехимических производителей и инцидентами «око за око» между Грецией и Ираном, связанными с захватом нефтяных танкеров.

Но в игре есть еще один элемент: смещение сигналов из Вашингтона. Администрация Байдена не проявила снисходительности к России, которую поддерживал его предшественник, и не проявила беспощадно жесткой линии в отношении Ирана. В отличие от президента Дональда Трампа, Байден занял позицию неповиновения Москве, уделяя больше внимания дипломатии с Тегераном, хотя его администрация настаивает на том, чтобы не позволить провокациям остаться без ответа.

«Нет ничего, к чему президент Байден относился бы более серьезно, чем к безопасности американского персонала, дислоцированного за границей», — заявил представитель Совета национальной безопасности на условиях анонимности в соответствии с основными правилами, установленными Белым домом, и пояснил, что после вступления в должность администрация Байдена действовала быстро для сдерживания атак поддерживаемых Ираном групп, применяя различные инструменты, включая военные удары, а также дипломатические и принудительные меры.

«Не каждый ответ очевиден, но Иран полностью понимает, что Соединенные Штаты готовы напрямую ответить на любую угрозу в отношении американского персонала», — продолжил представитель.

Хотя правительственные чиновники США сдержанно относятся к тому, что может вызвать военный ответ, эксперты сходятся во мнении, что одной четкой красной чертой для Соединенных Штатов является убийство американского гражданина.

«Смерти американцев требуют ответа. Уничтожение интересов США или партнеров и союзников США — это вопросительный знак», — сказал Мэтью Макиннис, старший научный сотрудник Института изучения войны (ISW)? – Это как раз то, где сейчас находится американский народ».

Источник: The Washington Post

Читайте также:
Россия стреляет вслепую по украинским территориям, пытаясь найти западное оружие

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девятнадцать − одиннадцать =