За захват Лисичанска и Северодонецка в Луганской области российская армия заплатила большую цену: деградация боеспособных подразделений с потерями личного состава и вооружений. Это ставит под сомнение успешное продвижение дальше на Запад, по Донецкой области и окончательный захват Луганщины.

Западные аналитики обратили внимание на отсутствие анонсированных Шойгу во время инспекционного посещения Донбасса тяжелых боев: российским войскам явно не хватает резервов для наступления. По словам военного аналитика Дмитрия Снегирева, это – результат масштабных потерь личного состава оккупантов в Луганской области.

“Никакой “оперативной паузы” на Донбассе на самом деле не было. Были зафиксированы попытки оккупационной армии продвинуться по территории Донецкой области. Поэтому говорить о наличии оперативной паузы – не корректно. Другая сторона этого вопроса – потери российских войск: от 10 до 11 тысяч погибших во время уличных боев в Лисичанске и Северодонецке. Это – цена захвата этих украинских городов”, – сообщил эксперт в эфире Апостроф TV, уточнив, что потеряли боеспособность и были выведены на территорию российской федерации элитные части оккупационной армии. Речь идет о 76-й дивизии ВДВ, 150-й мотострелковой дивизии, 8-й общевойсковой армии. И соответственно фактически прекратила свое существование 1-я танковая армия рф, которую на Западе считали одной из самых боеспособных. Именно с этими тяжелыми потерями российской оккупационной армии связаны достаточно умеренные темпы продвижения россиян по территории Донецкой области.

“Сейчас основной эпицентр боевых действий – подходы к городам Краматорск, Северск, Славянск и Бахмут. И соответственно россияне пытаются взять штурмом Углегорскую ТЭС”, – уточнил эксперт.

Читайте также: Российская армия убила 358 детей на войне в Украине – прокуратура

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

fifteen − four =