Институт изучения войны ISW

Переговоры не могут положить конец войне России против Украины; они могут только приостановить ее. Возобновление российского вторжения в феврале 2022 года после восьми лет смертоносного «перемирия» после первого российского вторжения в 2014 году демонстрирует, что президент России Владимир Путин не успокоится, пока не завоюет Киев.

Свои аргументы против переговоров с Россией опубликовал сегодня американский Институт изучения войны (ISW), США.

Сопротивление Украины вторжению в этом году показывает, что украинцы так просто не сдадутся, уверены в ISW. Конфликт неразрешим, пока в Кремле правит путинизм. Переговоры не изменят эту реальность. Они могут только создать условия, при которых Путин или путинский преемник будут обдумывать возобновление наступления на независимость Украины. Прежде чем настаивать на том, чтобы Украина попросила Россию о переговорах, мы должны изучить условия, которые Украина может предложить России, опасности предложения этих условий и, что более важно, вероятность того, что Путин их примет.

Когда Путин повторно вторгся в Украину в феврале, у него уже был Крым, а также части Донецка и Луганска, и никто реально не собирался их у него отбирать. Этого ему было недостаточно. Предложение ему вернуться к ситуации, настолько неудовлетворительной для него, что он начал массовое вторжение, чтобы измениться, не спасает лицо. Представьте себе Путина, сидящего на одном конце длинного стола и с гордостью объявляющего российскому народу, что ценой более чем 100 тысяч убитых и раненых россиян и девяти или более месяцев экономической разрухи он добился… почти того же, что было раньше, в начале этого года. Нет. Путин этим не спасает лицо. Он, вероятно, согласился бы с таким исходом, если бы этого требовали военные реалии ситуации, но он никогда не будет рассматривать его как привлекательный выход из положения. Неоднократные отказы Кремля даже рассматривать переговоры в этом направлении являются достаточным доказательством этого вывода.

Путину, чтобы искренне оправдать принятие меньшего, чем его максималистские цели, необходимо продемонстрировать большие достижения — достижения, измеряемые десятками тысяч квадратных километров новой украинской территории, навсегда присоединенной к России. Далеко не ясно, согласится ли он даже с этим как с основанием для какого-либо прочного мира. Но Запад должен быть честным с собой и своим народом, а также с украинцами. Цена за то, чтобы «усадить Путина за стол переговоров» с линиями фронта в конфигурации, отдаленно похожей на ту, в которой они находятся сейчас, скорее всего, будет заключаться в обещании ему огромных участков украинской земли, а не незначительных изменений в дипломатическом языке, связанном с тем, что он уже продемонстрировал, но счел недостаточным.

Также важно помнить, что во время так называемого «прекращения огня» с 2014 по 2022 год огонь никогда не прекращался. В течение всего этого периода российские войска проводили постоянные военные атаки на украинские позиции, а Путин использовал российское военное присутствие в Украине как рычаг принуждения Киева о дополнительных уступках и вбивать клин внутри украинской политики и общества, а также между Украиной и Западом.

Дискуссии о желательности того, чтобы Украина вела переговоры с позиции силы, в то время как ее силы побеждают, основаны на ошибочной посылке. Украина освободила почти половину земель, захваченных Россией после возобновления вторжения в феврале 2022 года, а это означает, что у России все еще есть более половины территории, которую она незаконно оккупирует. Украина имеет импульс в этом конфликте, но еще не одерживает верх. Ее позиция на переговорах сильнее, чем когда российские войска наступали на важные города и районы, но еще недостаточно сильна, чтобы создать хорошие условия для их ведения.

Сторонники переговоров должны четко понимать еще один ключевой момент — переговоры на данном этапе конфликта не приведут к дополнительным территориальным уступкам России. Путин объявил об официальном присоединении к России больших территорий Украины, которые он не контролирует. Он может согласиться на прекращение огня, которое неофициально признает, что Украина может получить эти регионы, но он не согласится на условие, требующее от него добровольного ухода с земель, которые, как он утверждал, теперь являются частью России. Не на данном этапе войны, когда прибывает российское подкрепление, а Запад приближается к холодной зиме, которая, как надеется Путин, сломит его желание продолжать поддерживать Украину. Действия Путина показывают, что он еще не верит, что он проиграл эту войну, что он ее проиграет или даже что он не сможет получить больше земли, сражаясь. Российские войска даже сейчас склоняются к возобновлению наступления в Донецкой области. В этих условиях Путин не пойдет на уступку, которая покажется ему крайне унизительной, и не откажется от объявленных им аннексий или не выведет свои войска из районов, которые они в настоящее время контролируют. Прекращение огня в лучшем случае заморозит сейчас линии там, где они расположены сейчас.

Это соображение чрезвычайно важно, потому что силы Путина по-прежнему занимают стратегически важные районы даже после успехов Украины в западном Херсоне. Россия по-прежнему контролирует Запорожскую атомную электростанцию ​​— крупнейшую в Европе и основной источник украинской энергии, а также растущую опасность для окружающей среды в безответственных руках россиян. Он по-прежнему контролирует жизненно важный транспортный узел Мелитополь, город, который расположен по обе стороны основных путей сообщения от России на востоке до нижнего течения Днепра на западе и от удерживаемой Украиной Запорожской области на севере до Крыма на юге. Если Россия сохранит за собой Мелитополь, она превратит его в мощную передовую базу, с которой можно начинать будущие вторжения, чтобы захватить критически важные украинские города Запорожье и Днепр и, возможно, еще раз пересечь сам Днепр, чтобы подвергнуть риску всю Украину. Нынешние линии оставляют почти всю добычу и переработку полезных ископаемых в Украине в руках России. Эти отрасли промышленности, сосредоточенные на востоке вокруг Донецка и Луганска с жизненно важными транспортными и перерабатывающими связями через Мариуполь, составляли значительную часть украинской экономики до 2014 года. Передача их России рискует сделать Украину постоянной экономической корзиной, зависящей от международного сообщества в плане долгосрочной помощи. Это не просто разные украинские территории где-то на востоке. Это области, которые Украина должна вернуть себе, чтобы выжить как независимое государство перед лицом постоянной угрозы возобновления российской агрессии.

Более того, даже уступка этих земель не положит конец войне. Путин вторгся в Украину не для того, чтобы захватить территорию. Он вторгся, потому что отвергает идею независимого украинского государства или существования украинской национальности. Он напал, потому что отказывается терпеть правительство в Киеве, которое де-факто не находится под контролем России. Он глубоко встроил эти идеи в свою идеологию и не собирается от них отказываться. Путин никогда не перестанет пытаться вернуть контроль над Украиной теми или иными средствами. Ни Украина, ни Запад не могут изменить амбиции Путина — поэтому они должны создать реальность, в которой даже Путин понимает, что он не должен преследовать их с помощью войны, и в которой у него нет возможности продолжать борьбу, даже если бы он этого хотел.

Как может возникнуть эта реальность? Запад должен помочь Украине освободить районы, стратегически важные для ее безопасности и экономического благополучия, а затем нарастить украинскую армию и экономику до уровня, который сдержит будущие российские вторжения. Москва будет продолжать использовать средства, кроме вторжения, для подрыва прозападных украинских правительств и принуждения украинцев к отказу от своей независимости. Успех для Украины и Запада заключается в том, чтобы превратить эту горячую войну в холодную на условиях, которые сделают Украину достаточно сильной, чтобы выжить и в конечном итоге победить в ней.

Сторонники переговоров сейчас могут заявить, что именно этим они и занимаются. Но они плохо оценили свой момент. Замораживание конфликта там, где он сейчас находится, ведет к более раннему возобновлению российского вторжения и серьезно подрывает способность Украины одержать победу как в возобновлении горячей войны, так и в новой холодной войне.

Разрешение России сохранить за собой некоторые или все территории, которыми она владеет в настоящее время, также обрекает миллионы украинцев на продолжающиеся усилия Кремля по их русификации; выявлять, пытать и убивать людей, которые все еще верны Киеву; похищать украинских детей и насильно усыновлять их в российских семьях. Для продолжения кампании этнических чисток Путин стремится уничтожить украинскую национальную идентичность везде, где только может.

Таким образом, нынешние линии нельзя ни защитить, ни принять. Украина должна двигаться вперед, а Запад должен помочь Киеву создать на местах условия, которые будут устойчивыми в долгосрочной перспективе. Украина должна сначала установить военные факты на том основании, что ей необходимо выжить, и только потом, при поддержке своих партнеров, обратиться к России для кодификации этих фактов в дипломатическом соглашении.

Институт изучения войны (ISW), США

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

12 − 10 =