Передовые части украинской армии в километре от Херсона: The Economist – ZpTown
Сб. Авг 20th, 2022

Передовые части украинской армии в километре от Херсона

В первые дни войны в Украине быстрое наступление россиян погрузило Херсонскую область во тьму. То немногое, что известно о жизни там, исходит от беженцев, которые осмеливаются бежать, достигая относительной безопасности в прифронтовых городах, таких как Зеленодольск. Приезжают любым доступным способом: пешком, на велосипеде, на лодке, в инвалидной коляске. Одну женщину сын протащил на ковре. В какой-то момент прибывало около 1000 человек в день.

Разрушенные мосты и возросшие риски означают, что ежедневный подсчет беженцев сократился до однозначных цифр. Но огромный двор брошенных велосипедов, инвалидных колясок и корзин на окраине Зеленодольска стоит как памятник тем, кто потерял надежду.

Последние прибывшие говорят об ожесточенных боях, поскольку Украина готовится к контратаке с запада, недалеко от Николаева, и с севера, из таких городов, как Зеленодольск. 31-летний Влад Милин и 26-летняя Ольга Шелемба рассказали, что обстрелы в их селе Долгово стали настолько безжалостными, что они решили рискнуть всем и поплыть со своими пятью маленькими детьми на лодке, а затем отправиться в безопасное место по полям и заминированным дорогам. По их словам, нет смысла дальше смотреть, как разворачивается битва. «Ни одна из сторон не собирается сдаваться», – констатируют они.

Читайте также: Украина разоблачила россию, пытавшуюся казаться великой державой

Херсон, ворота в Крым, — единственный областной центр, который России удалось захватить в первые дни войны, 24 февраля. Столь же важным для России является оккупация Каховки на левом берегу Днепра, где плотина обеспечивает водой аннексированный полуостров. Весь регион является сельскохозяйственным центром, производящим помидоры, арбузы, подсолнухи и соевые бобы. По этим и другим причинам Украина уделяет первоочередное внимание попыткам вернуть его. Силы страны уже могут похвастаться тактическими успехами. Офицер военной разведки говорит, что передовые части сейчас находятся в пределах досягаемости снайперов (примерно в километре) от окраин Херсона. «Следующая неделя или две будут еще интереснее», — обещает он.

Что бы ни происходило, это еще не похоже на полноценное контрнаступление. Украина по-прежнему сосредоточена на том, чтобы остановить неуклонное продвижение России на восток — 2 июля ее войска отступили из Лисичанска в Луганской области — и ее южная группировка не имеет преимущества три к одному, рекомендованного стратегами для успешного наступления. Военнослужащие жалуются на критическую нехватку боеприпасов и пехоты.

«Наше начальство склонно преувеличивать успехи на поле боя», — говорит Бандерас, псевдоним командира украинской разведки. Он добавил, что это может измениться только в том случае, если на южном театре военных действий будет использоваться больше западных ракетных систем. В настоящее время там развернуто лишь несколько гаубиц M777.

Там, где напирают украинцы, россияне жестко отбиваются. Сергей, украинский солдат территориальной обороны, работающий в тылу россиян в Высокополье, напротив Зеленодольска, говорит, что противник построил под землей укрепленные бункеры. Когда они пытаются вытеснить россиян, те появляются в большем количестве. «Было десять – становится сотня», — говорит он. Одну деревенскую базу защищают четыре подразделения ПВО. Выполнению задачи Украины мешают, жалуется солдат, местные жители, которые не бежали от оккупации и используются российскими войсками в качестве живого щита: «Мы не можем стрелять в своих».

По его словам, горстка местных жителей сотрудничает с врагом. Девочки в возрасте 15 лет были завербованы руоссиянами. В начале июня рота Сергея во время выборочного обыска обнаружила 40-летнего артиллерийского корректировщика. Почти чистый мобильный телефон мужчины выдал его. В телефоне было установлено всего одно приложение для компьютерных игр. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что на самом деле игра была инструментом для записи координат и получения платежей в криптовалюте. «Этот ублюдок зафиксировал движения нашего оборудования за последний месяц, — говорит он.

Читайте также: США борются с провокациями России и Ирана на Ближнем Востоке: WP

Открытые херсонские низменности означают, что любое украинское наступление там ощущает на себе всю мощь российской артиллерии. Уже говорят о серьезных потерях в районах южнее Зеленодольска. Попытка форсировать реку Ингулец у села Давыдов Брод в мае — необходимая для второго направления наступления на Каховку — обошлась особенно дорого. «Их заманили на линию огня», — говорит Виктория, фермер, которая жила в поселке Давидов Брод, пока в середине мая это стало невозможно. «Многие наши люди погибли».

38-летняя женщина нервничает, рассказывая о своем побеге. Сигнал уйти прозвучал, когда во дворе фермы приземлились ракеты «Град». Она прыгнула в машину и присоединилась к колонне из сотни автомобилей, ожидавших проезда по мосту, который с тех пор был разрушен. Российские военные дали добро на переправу, но когда колонна приблизилась к украинским позициям с другой стороны, ее обстреляли. До сих пор неясно, кто стрелял. Украинские власти говорят, что погибло от 20 до 50 человек. Их тела не были обнаружены.

Виктория так и не ушла далеко от опасности. Она снова живет у линии фронта в Зеленодольске, там ее поселили местные вольнодумцы. Как и у многих бедных херсонских беженцев, у нее нет денег ни вещей. Она оставила в деревне все: свой дом, своих коров, своих кур.

Но она уверяет, что не все российские солдаты были негодяями, и даже некоторых ей было жалко. Они были соотечественниками-украинцами, призванными «после того, как пошли в магазин за хлебом» в оккупированном Луганске. По ее словам, эти мальчики платили за все, что брали в деревенском магазине, сначала гривнами, потом рублями, и даже говорили «спасибо» по-украински. Но когда российские позиции подверглись серьезной атаке, луганские части были усилены более разъяренными коллегами из самой России.

Читайте также: Украинцы уверены, что нужно полностью освобождать страну от российских оккупантов: опрос

Изменение отношения в Давыдовом Броде служит предупреждением о том, что может произойти в Херсоне, если украинское контрнаступление наберет обороты. «Антон», псевдоним бывшего чиновника, бежавшего в Кривой Рог в конце мая после того, как его попросили возглавить коллаборационистский орган, говорит, что Россия в целом старалась не слишком расстраивать местных жителей. По его словам, это было сознательное решение по привлечению населения. Но если ситуация изменится и оккупанты будут изгнаны из Херсона, их мало что остановит. Все станет скверно, и быстро. «Россияне будут чертовски злы, но партизанское сопротивление будет таким же ожесточенным», — сказал он. «Местные просто разорвут россиян на части».

Источник:
The Economist

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

3 × пять =