Путин

Прежде, чем вторгнуться в Украину, Россия выставила странам НАТО жесткий ультиматум. “НАТО надо собирать манатки и отправляться на рубежи 1997 года”, – заявил в январе замглавы МИД России Сергей Рябков. Его слова не были опровергнуты Кремлем, поэтому могут считаться официальным ультиматумом России Западу.

Однако, не прошло и полгода, а границы России с Североатлантическим альянсом увеличились вдвое. Путину ничего не оставалось, как заявить, что расширение Альянса на север не представляет угрозы для России, ведь сил на военное противодействие Финляндии у него не оставалось – все втянуты в Украину, где ВСУ их методично перемалывает в прах.

Тем временем, приход НАТО в Швецию, а тем более, в Финляндию, разорвал все ранее установленные путиным «красные линии»: время подлета натовских ракет к российской столице, Санкт-Петербургу или к значимым российским военным объектам, таким как база подводного флота Гаджиево, космодром Плесецк и другие, сократилось в полтора-два раза, что не оставляет времени на сработку систем ПВО. Соответственно, на величину армий двух стран возросла боевая мощь вооруженных сил НАТО, усилился военно-промышленный комплекс альянса, возрос консолидированный военный бюджет.

И пока НАТО расширяет свои военные возможности, в том числе и испытывая вооружения в Украине, изучая захваченные образцы новой российской техники, сама Россия продолжает ослабевать, увязнув в немотивированной войне в Украине: с каждым днем ощутимо уменьшается количество профессиональных бойцов, теряется техника. Это вынуждает доставать из запасников «побитое молью старье». Да еще санкции удавкой медленно затягиваются на шее российской экономики, а потеря возможностей приобретения современных импортных модулей, запчастей, радиоэлектроники, поставила крест на производстве своих вооружений: заканчиваются складские запасы микросхем, плат, модулей, невозможно воспроизвести некоторые виды прицелов и тепловизоров и еще многого. Конечно, есть страны, помогающие России обойти запреты, но это ручейки вместо некогда полноводной реки.

А что Украина?

Нападение армии Путина на Украину, трансляция войны в реальном времени – разрушение российскими войсками Мариуполя, Попасной, Северодонецка, других населенных пунктов, безжалостность по отношению к населению независимо от языка на котором разговаривают люди, пола и вероисповедания, зверства в Киевской, Сумской, Черниговской областях, – показали миру, что идеи фашизма не был уничтожены в 20 веке и его эстафету приняла, пострадавшая тогда от этой идеологии, Россия.

Мир продолжает объединяться с тем, чтобы остановить “колорадскую чуму”, мимикрировавшую из “коричневой”. Нет сомнений, что нынешняя война путинской России станет на одну ступень в анналах мировой истории с войной гитлеровской Германии по жестокости и цинизму.

Обороняющаяся страна стоически ведет борьбу, но целиком и полностью зависима от западного оружия. Несмотря на полное одобрение поставок всех видов вооружений, на деле все далеко не так безоблачно, как следует из заявлений лидеров ведущих стран мира. Да, российские эмиссары на всех доступных им уровнях продолжают “втыкать палки в колеса”, используя подкуп и шантаж, но и сами мировые политики, кажется, не очень спешат поставлять вооружения.

Вроде все понимают, что цель России на данном этапе выражена в ультиматуме Рябкова, приведенном в первом абзаце статьи, и после Украины следующими будут все бывшие республики СССР, а вместе с ними и государства, экс-участники Варшавского договора – кто-то первый, кто-то следующий, если некто не остановит захватнические планы Путина, которые он озвучил на ВДНХ на встрече с молодыми предпринимателями после посещения выставки, посвященной Петру I: «То, что нам приходится как бы защищать себя, бороться за это, то это очевидная вещь. Вот сейчас мы были на выставке, посвященной 350-летию Петра I. Почти ничего не изменилось. Удивительно! Как-то приходишь к этому пониманию. Петр I Северную войну 21 год вел. Казалось бы там, воевал со Швецией, что-то отторгал… Ничего не отторгал! Он возвращал! Да, так и есть! Там, где Петербург основан – он когда заложил новую столицу, ни одна из стран Европы не признавала эту территорию за Россией, все признавали ее за Швецией. А там испокон веков наряду с финно-угорскими народами жили славяне, причем территория находилась под контролем российского государства. То же самое и в западном направлении. Это касается Нарвы – его первых походов. Чего он полез-то туда? Возвращал. И укреплял. Вот чего делал. Ну, судя по всему, на нашу долю тоже, значит, выпало возвращать и укреплять».

«Денацификация», «демилитаризация» – это всего лишь поводы, а «возвращать и укреплять» – это цель. И кто знает, хватит ли Путину территорий, которыми прямо или опосредованно управляла Россия до 1997 года, или он пойдет дальше?

Надеяться на скорую смерть российского диктатора нет смысла – в той стране много «путиных», способных продолжить его дело.

Поэтому видится только одна перспектива для Украины – разгром российской армии военным путем. Но одного желания это сделать – мало. Нужно оружие, много оружия: танки, самолеты, пушки, снаряды, больше систем ПВО, чтобы можно было восстановить и наладить свой ВПК, не боясь, что он будет разрушен.

Западные страны, казалось бы, заинтересованные в этом процессе, передают вооружения Украине малыми дозами. Складывается впечатление, что они заинтересованы в продолжении этой войны до иссякания ресурсов России. Тогда страна Путина долго не сможет опомниться и кому-то угрожать.

А с Украиной – как получится.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

15 + 11 =