Российская колонна

Россия вступила в войну с Украиной не подготовившись. Об этом свидетельствуют множественные факты и это играет на руку Украине и демократической мировой общественности, осуждающей агрессию Путина.

Бюджет госпиталей и заведений здравоохранения в Российской Федерации формировался в 2021 году, когда никто о предстоящей войне не думал – так называемая «специальная военная операция» (СВО) – спонтанное решение Путина. Возможно, кто-то в недрах генштаба МО РФ и готовился к войне, но службы, которые напрямую с ней столкнутся, доведены до планов не были. Обычная «русская безолаберность». Именно поэтому сейчас все в шоке от того, что при огромном количестве убитых и раненых, нет ни костылей, ни колясок, ни протезов в достаточном количестве. Не хватает перевязочных материалов и элементарных лекарственных препаратов. Да и мешков для трупов закупили всего 45 тысяч, хотя количество по внутренней информации Кремля уже превысило 60 тысяч.

С началом войны в России жестко стала проблема с медиками. Военных мало, а гражданских к войне никто не готовил. Хотя были две Чеченские, Грузинская, Сирийская войны, а большинство гражданских медики не могут лечить/оперировать осколочные ранения, делать ампутации и залечивать послеоперационные осложнения. Впрочем, с началом войны, многие квалифицированные врачи и младший медицинский персонал выехали за рубеж, уверенные, что там без работы не останутся и смутные времена переживут.

Согласно указу президента, за ранения выплачивается до 3 млн. рублей. Но «дьявол кроется в деталях». Согласно подзаконному акту минобороны, где указаны четкие диагнозы, по которым возможны выплаты, распределены суммы выплат за каждый конкретный диагноз. В постановке диагнозов возможны злоупотребления и за этим жестко следят следственный комитет и военная прокуратура. Врачи, боясь проверки правоохранителей, ставят заведомо неверный диагноз, чтобы выплата стала невозможной или минимальной.

Для получения регрессивных выплат по ранению или смерти в госпитале, бойцам ЧВК необходимо документально подтвердить свою личность и свое участие в СВО. Но попасть в госпиталь этой категории бойцов тяжело – у них наниматели забирают документы. Минобороны отсылает претендентов на выплаты за ними в ЧВК, а там их могут просто «потерять» и не выдать на руки, чтобы не портить показатели по погибшим и раненым, а также, чтобы уменьшить нагрузку на бюджет по этой категории выплат.

Еще остались россияне, желающие заработать на войне. Они явно считают, что их-то пуля не догонит и ищут возможность дороже себя продать. Сейчас выплаты зависят от принадлежности к военному округу. Например, регион в средней полосе России платит примерно 100 тыс. рублей единовременно и потом 30 тыс. руб. в месяц. Региональный бюджет не может себе позволить доплаты к этим выплатам из федерального бюджета. А Южный военный округ, конкретно, Чечня, как депрессивный регион, имеющий огромные дотации из федерального бюджета, вдвое поднимает разовые ставки, а ежемесячную выплату – до 200 тысяч. Частные военные компании обещают много и еще больше. Но это только обещания – денег нет, они довоенным бюджетом не предусматривались. И сейчас ставят вопрос о включении печатного станка для выплат из-за роста недовольства за задержки и невыплаты фронтовикам. Но это потянет за собой инфляцию, что в конечном итоге приведет к снижению покупательской способности выплат армейцам.

Военкомат, перед отправкой на войну, проводит 2-х недельную подготовку (вместо положенной 3-месячной!). ЧВК отправляет «солдат удачи» уже на следующий день. Иными словами, ЧВК отправляет на войну «мясо», не имеющее возможности защитить себя и пораженное в правах при оказании медицинской помощи, а также в производстве регрессивных выплат за увечья или гибель.

Причина – ЧВК от минобороны получают сумму, предусмотренную договором «подряда», и крутятся на эти средства. Здесь как в любой подрядной организации: деньги за выполненную работу «капнули» на счет фирмы, она что-то заплатила своим работникам, а остальное ушло хозяину. Хозяин заинтересован заплатить работникам меньше, чтобы самому осталось больше. Частное лицо, хозяин ЧВК, получает огромную прибыль, экономя на бойцах – у него просто: чем меньше он заплатит своему боевику, тем больше денег опустится в его карман. Кроме того, хозяева ЧВК заинтересованы передать в генштаб более «красочную» картину о своих «подвигах» – от этого зависят получения других «жирных» подрядов и увеличение коэффициентов за тяжелый условия. Отличный пример саморекламы – кадыровские тик-токеры. Выше писалось о преимуществах в выплатах из федерального бюджета Чечне за участие в СВО – там всё построено, как в ЧВК.

Компании, осуществляющие питание, снабжение и перевозку военнослужащих, принадлежат жене министра обороны РФ Шойгу. Его семья также пытается заработать – на откатах от финансирования войны, ЧВК, регионов, а также на солдатском питании. Простой пример – просроченные сухпайки не списываются с последующей утилизацией, а отдаются в войска взамен свежих, которые могли приобрести, но пожалели денег. Как результат – массовые отравления, которые списываются на действия партизан.

Эта война раскрыла глаза, прежде всего, Путину, на огромную коррупцию, воровство и ложь в российской армии. Но назад дороги у него нет.

Читайте также:
Потери российской армии н а войне в Украине на утро 27.08.2022г.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

4 × 5 =